Виктор Пономарёв

Год публикации:
2007
Источник:
Карстовый бюллетень 3, Красноярск

Петренко Леонид Тимофеевич

Известный красноярский столбист, спелеолог, альпинист. Работал тренером по скалолазанию, руководил неформальной секцией спелеологии Пединститута и гостиницы «Турист». Обладая огромной эрудицией, был одним из лучших, а пожалуй что и лучшим экскурсоводом «Туриста». Автор множества публикаций по краеведению в периодической печати.

Столбисты его называли, на школьный лад переиначив фамилию, «Пономарь». Это была выдающаяся личность в столбизме начала второй половины ХХ века. Пономарь был лидером у правобережных путешественников и энергетиков. Он базировался в собственной избе на реке Базаиха в районе устья реки Калтат. Именно он придумал экстремальный сплав по Базаихе на маленьких надувных плотиках из автокамер.

Сплав подгадывали к моменту открытия лесосплавных плотин молевого сплава.

Река Базаиха в те годы была объектом молевого сплава заготовленного зимой леса. Всё её извилистое-меандристое русло уподобили стволу ружья. Дамбами спрямили извилины, на реке стоял целый каскад водонакопительных плотин. В определенное время плотины раскрывались подобно вееру, и вал сброшенной воды мчался по стволу спрямлённого русла, таща на своём горбу штабеля брёвен. С накопительных плотин скатывались водопады высотой до десяти метров.

Вот в этот-то речной выстрел и придумал Пономарь скатываться на камерных плотиках. Представляете! Идея оседлать выстрел! Да это где-то рядом с Мюнхгаузеном, оседлавшим пушечное ядро! Узенький плотик втягивается течением прямо в расчёску из водозапорных брусьев. Нужно руками на ходу раздвинуть брусовые «маятники», и тут же полет-падение на струе водопада высотой до десяти метров. Струя водопада завершается стоячим встречным валом, смывающим всех «прыгунов» за пределы плотика. Девушек привязывали к плоту самостраховкой из репшнура, за который потом как собачьим поводком извлекали спутниц из подплотинного омута.

Все операции: выныривание, перевёртывание обратно плота, вытягивание девушек, сменялись стремительным хватанием привязанных же к плоту шестов. Гребей не ставили ввиду невозможности ими пользоваться. Нужно было стремительно отпихиваться шестами от всевозможных опасностей-препятствий. Интересно, что купания в ледяной воде обходились без простуд. Видимо, азарт, страх и бурная работа служили защитой. Пономарь даже поговорку придумал: «Кто по Базаихе через плотины не плавал, тот жизни не видал!».

Занимаясь альпинизмом в ДСО «Труд» В. Пономарёв в составе победоносной команды В.В. Беззубкина в 1969 году стал чемпионом СССР, в классе технически-сложных восхождений, на северной стене пика Свободной Кореи в Киргизии, в горах Тянь-Шань. А до этого он открыл для скалолазов Ергаки, совершив там восхождения на все приметные вершины и засняв прекрасный слайд-фильм об этих сиенитовых Альпах.

Еще в начале 1960-ых он открыл, как скалодром, Китайскую Стенку. Китайская Стенка стала творческим этапом для техники красноярских скалолазов, альпинистов, спелеологов. А первым там был Пономарь, ходивший в связках по центру западной стены Китайской Стенки. Его скальные крючья, забитые при тренировочных восхождениях, еще долго служили ориентиром любителям спортивного (русского) скалолазания.

Где-то в это же время он забил в стене лаза «Корыто» на главную вершину Такмака оттянутый в кузнице ж. д. костыль. Костыль, снабжённый петлёй-проушиной из проволоки служил опорой и страховкой не менее тридцати лет.

Ещё раньше, участвуя в составе альпинистской делегации, при поездке в альпийскую Европу В. Пономарёв показал класс лазания знаменитым альпийским гидам Шамани.

Когда в Красноярске началось лазание по пещерам, Пономарь, как и все активные столбисты, увлёкся гротолазанием. Его ценил первый лидер красноярских пещерников Игорь Ефремов, доверяя руководство ответственными экспедициями. Так, В. Пономарёв был техническим руководителем экспедиции в Коляжинский провал.

Со своим учеником Валерием Бобриным, он в пещере «Торгашинская Бездонная Яма» обнаружил на стене Большого Грота вход в широко ныне известный Лабиринт. В трёхэтажный лабиринт он попал, поднявшись на Балкон, с помощью крючьев. Позднее, уже изнутри Лабиринта, нашли Нижний Вход (в районе колодца из «Трамвая») и пробили Калибровку, превратив неизвестную ранее систему в «Кольцо».

Для современных спелеологов В. Пономарёв открыл пещерную Бирюсу. Первой пономарёвской пещерой стал красивейший Пищевод, позднее переименованный М.Н. Добровольским в пещеру Жемчужная. Пономарь покорил с помощью скальных крючьев все крупные скальные стены на Бирюсе. Он открыл пещеру Висячая в шестидесятиметровой стене у Царских Ворот и пещеру Кубинская, ставшую глубинным рекордом СССР.

Открытие пещеры (апрель 1963) совпало с проездом через Красноярск лидера Кубинской Революции Фиделя Кастро произнесшего в аэропорту (район нынешней Взлётки) пламенную речь-обращение к красноярцам. Куба и Фидель тогда занимали всё внимание, была песня:

Куба – любовь моя,
Остров зари багровый...

В Доме Художника выставлялась большая, очень яркая, картина, акварель Тойво Ряннеля «Дозор на Кубе».

Сами спелеологи, без партийных подсказок, посвятили открытие новой, прекрасной пещеры Кубе и Фиделю, который в юности увлекался спелеологией. Да и первый, самый большой зал назвали гротом Фиделя.

Штурм пещеры состоялся на 1 мая 1963 года. Штурмовая группа составилась из шести человек: Игорь Ефремов, Геннадий Коваленко, Владимир Деньгин, Валерий Бобрин, Михаил Мамонтов и руководитель Виктор Пономарёв. Виктору же Пономарёву посвящается стихотворное описание штурма.

Штурм Кубинской пещеры

В морщины скал мы забивали крючья,
И на отвесной голубой стене
Нашли окно в закономерный случай
Проход в пещеру в каменном, окне.

Был подоконник острый, как топор –
Меж пропастей, похожих на судьбу,
Одна манила в воздух на простор,
Другая низвергалася во тьму.

Из светлой пропасти взбирались на окно
Затянутые в комбинезонов фрак,
Чтоб, оттолкнув привычное светло,
Нырнуть ногами в непроглядный мрак.

Включить фонарь и за лучом во след
Протяжно падать вдоль шершавых стен,
Шуршит веревки, стерегущий след.
В полёте сладком царствует спортсмен.

Огромной птицей реет в темноте
И прорезает тьму словно алмаз
Отточенный контрастностью теней
Желтящий фонаря когтистый глаз.

Словно корабль сквозь темноту приплыв
Ногами берег глиняный нашёл
Качнуло светом, черноты прилив
И крик протяжно-радостный: – Дошёл!

Но что же стены сблизились вокруг,
Пещеру, что ль, решили запереть
Как для ключа оставив малый круг
Чтоб любопытным дальше вглубь смотреть.

Но спелеолог он и змеям брат,
Как и должно в компании чертей,
Протиснется в замочную дыру
Владея тайною бескостною червей.

За калибровкой пасть раскрыл обрыв
И мерит бездну фонаря маяк,
Вслед за лучом верёвку распустив
Вновь в птицу превращается червяк.

Средь превращений сказочных таких,
Лучом умея неизвестность стричь
Немудрено среди людей лихих
Великим стать, величие постичь.

Так что ж, в руках величие само,
Преодолев ещё один карниз
Чертя своё прозрачное письмо
Луч вдруг раздвинул стены и повис.

Благославен будь, светящий фонарь,
Бездымное умение гореть,
И взгляд, и луч по пустоте не шарь
Их просто не во что вдруг стало опереть.

Конкретность мира здесь кромешный вздор,
Не разберешься даже здесь в себе
А как назвать невидимый простор
В густой и вязкой абсолютной тьме.

Искать опору в вечности камней,
Сквозь камень лезть под каменное знамя,
Волшебной спичкой, словно чародеи
Лучом рождая каменное пламя.

Да, стоит жить, и в пропасти шагать,
И тело драть о каменные ставни,
Чтобы и в камне Нежность увидать,
И увидать светящиеся камни.

В учебниках отыщешь пару строк
О каменных сосульках-сталактитах,
Но здесь сияет сказочный чертог
И весь цветёт, на тех камнях разлитых.

Не может это даже и присниться:
Цветенье спящих в сумраке камней,
Душевным светом осветивших лица
И словом: Штурм! – спрессованных парней.

Но жизнь и Время – твердые законы,
Живущий, их обязан выполнять,
И раздвигая Красоты заслоны
Вперёд и вглубь всё дальше проникать.

Причуды в тишине шаливших гор
И вычурной скалы литой кураж
В расчётливо-холодный мерить взор
И отрицать словно пустынь мираж.

Вслед за водой катиться и шагать
И паутиной зыбкою снастей
Всё дальше вглубь колодцы оплетать,
Ревущий ад каскадных пропастей.

Кончалось всё: верёвки, силы, крючья,
Но силы мы в себе ещё нашли,
Размокшей группы скрюченные сучья
К десятому колодцу подошли.

Последний рык могущества пещеры,
Торжественный и покаянный рёв,
И дна достиг один из самых смелых
Пещерник-альпинист Пономарёв.

Он иксом ножниц раздвигая стены,
Как дух исканья реял над водой,
Достойный символ для грядущей смены
Под покорённой нами глубиной.

Глубина пещеры – 250 метров стала рекордом глубины в СССР. В 1964 году пещеру удалось «углубить» еще на 24 метра и рекорд глубины – 274 метра продержался до сентября 1965 года.