Археологическая изученность Столбовского участка

Автор:
Н.П. Макаров
Год публикации:
2012
Источник:
Столбовский карстово-спелеологический участок: итоги исследования 2007-2011 гг. Михеев В.Е., Гончарук М.В., Дербан А.Г.

Заселение древним человеком окрестностей Красноярска и прилегающих к нему территорий произошло еще в ледниковый период. Многочисленные изделия эпохи палеолита 13-15-ти тысячелетней давности найдены на стоянках Афонтова гора в Красноярске, Лиственка-Заречная в Дивногорске, Усть-Мана и других археологических памятниках региона (Дроздов, Артемьев, 1996; Палеолит Енисея. Лиственка, 2005).

Логично предположить, что существуя в суровых условиях ледникового периода, древний человек должен был использовать для обитания пещеры и гроты. Стоянки, как правило, приурочены либо к приустьевым участкам притоков Енисея, богатых рыбой (Большая и Малая Слизнева), либо к береговым террасам. Исключение составляет небольшая пещера Карман на левом берегу Енисея, удаленная от реки на 1 км.

В гротах и пещерах правобережья Енисея следов пребывания человека в эпоху каменного века пока не обнаружено. Вероятнее всего, это связано с плохой изученностью пещерных памятников данного района, а также незначительным количеством небольших, удобных для обитания сухих гротов.

Открытие в 1984-88 гг. палеолитических культурных горизонтов на стоянке Большая Слизнева и Шалунин Бык подтвердило заселение человеком района Красноярских Столбов еще в древнекаменном веке (Вдовин, Макаров и др., 1990). Если на стоянке Шалунин Бык палеолитические изделия единичны, то на стоянке Большая Слизнева обнаружено более двух тысяч артефактов палеолитического человека. Рядом с древними очагами здесь найдены сотни каменных орудий: скребки и скребла, ножи, наконечники копий, нуклеусы для получения острых ножевидных пластин и отщепов. Разнообразны изделия из кости и рога: наконечники копий, «жезл начальника», проколки и иглы. Среди украшений — подвески из зубов животных и каменная бусина.

На открытых памятниках к мезолиту отнесены культурные горизонты 2-3-й стоянки Большая Слизнева. Кроме того, к переходному времени от мезолита к неолиту относится культурный слой 4-й стоянки Шалунин Бык, где зафиксировано около 3400 артефактов (Макаров, Мандрыка и др., 1995). Радиоуглеродная дата данного культуросодержащего горизонта 7130 ± 280 л.н. (СО АН 3741).

Судя по материалам обозначенных памятников, в мезолите человек уже охотится при помощи лука и стрел, начинает пользоваться каменными топорами, переходит к постоянному рыболовству, которое становится, вероятнее всего, основным занятием. Об этом свидетельствуют скопление косточек и рыбьей чешуи в пещере Еленева и на других памятниках. На стоянке Шалунин Бык зафиксирован костяной наконечник стрелы, торчащий из челюсти щуки.

Судя по материалам стоянки Большая Слизнева и Шалунин Бык, в мезолите существуют также одно- и двухпазовые вкладышевые кинжалы.

Материалом для получения ножевидных пластин служили нуклеусы — ядрища клиновидной формы из речных окремненных галек.

Среди рубящих каменных орудий в мезолите появляются топоры и тесла с подшлифовкой лезвия. Изделия имеют двустороннюю обработку, как и каменные наконечники стрел. Описанные типы орудий продолжают бытовать на стоянках Шалунин Бык, Большая Слизнева и в последующий неолитический период каменного века (рис. 6).

Вышеприведенная радиоуглеродная дата из подошвы культуросодержащей почвы стоянки Шалунин Бык, а также даты 5860 + 80 л.н. и 5870 + 70 л.н. из ее кровли, определяют неолитическую эпоху VII-V тыс. лет назад.

В пещерных памятниках неолитические материалы зафиксированы лишь в левобережной части данного участка Енисея. Это пещеры Монастырский Грот и Карман в Монастырском логу. В первом из них, в 1925 г. при раскопках членами школьного археологического кружка на глубине 50-75 см было найдено древнее кострище, незаконченное каменное орудие типа ангарского топора и кости животных (Михайлов,1925). Кроме того, в обзоре археологических коллекций Красноярского музея отмечен каменный скребок из Монастырской пещеры (Карцов, 1929).

Изображение
Рис. 6. Костяные и каменные орудия ранненеолитического культурного слоя 4-й стоянки Шалунин Бык. 1-11 — кость, 12-25 — камень

Изделия неолитического облика были найдены и в расположенной рядом с Монастырским Гротом пещере Карман. Здесь, при раскопках Э.Р. Рыгдылона в культурном слое 2 на глубине 50-70 см обнаружены каменные топоры и фрагменты глиняных сосудов (Рыгдылон, 1952). Там же, но уже в первом культурном слое, были обнаружены находки раннего железного века. Среди них две бронзовые погремушки конской сбруи, костяные накладки лука и фрагменты керамики тагарской культуры V-I вв. до н.э. (рис. 7).

Тагарская культура в окрестностях Красноярска представлена значительным количеством памятников, среди которых и стоянка Шалунин Бык. В ее верхних культурных горизонтах 1 и 2 насчитывается более двух тысяч артефактов раннего железного века. Сохраняющаяся традиция изготовления каменных орудий дополняется появлением новых типов изделий. Например, костяные наконечники Шалунина Быка небольших размеров, треугольной и подтреугольной формы, с черешковым насадом. Изделия имеют ромбовидное и треугольное сечение. В целом, неолитические костяные наконечники Шалунина Быка значительно крупнее наконечников раннего железного века той же стоянки.

Если материалы ранних эпох в пещерах окрестностей Красноярска и Столбовского карстового участка все же достаточно редки, то изделия железного века и средневековья встречены уже практически в каждом удобном для обитания гроте. Так, еще А.С. Еленевым в пещере между гранитными утесами г. Такмак найдены железный нож, тесло, обломки керамики, а также кости животных, отнесенные к так называемой ладейской культуре VII-XIV вв. (Карцов, 1929).

Найденные в 1989 г. в гроте Пионерский-1 железный нож и фрагменты керамики были переданы П.В. Мандрыка, который и организовал здесь первые археологические раскопки, датировав полученный материал эпохой средневековья (Мандрыка, 1989).

В 2002 г. грот вновь был осмотрен разведывательным отрядом археологической экспедиции Красноярского госуниверситета. А.С. Тереховым и П.В. Мандрыка был исследован грот Пионерский-2 с находками костей птиц и млекопитающих, а также фрагментов керамики (Терехов, 2002).

Изображение
Рис. 7. Предметы из 1-го слоя пещеры Карман (по Э.Р. Рыгдылону) 1,5,8 — роговые проколки; 3 — бронзовая погремушка; 2, 4 — погремушки из Красноярского и Канского музеев (для сравнения); 6 — костяная поделка, 7 — костяная пластинка; 9 — костяные накладки от лука; 10,11 — керамика тагарской культуры

Последующие находки начала XXI в. археологами Красноярского краевого музея М.В. Быковой и С.М. Фокиным железных вильчатых наконечников стрел на склоне близ пещеры подтвердили средневековую датировку памятника у г. Такмак.

Этим же временем, видимо, датируются фрагменты керамики с ногтевым орнаментом, кости быка и овцы, найденные в пещере Роевой. Аналогии железным ножу и пластинке, керамике с резкой профилировкой венчиков из гротов Монастырского и Пионерского также обнаруживаются в культурных горизонтах памятников железного века и эпохи средневековья Красноярского района.

К 1 тыс. н.э. следует отнести и новые материалы из пещеры Волчьи Гроты. Судя по найденной здесь керамике (рис. 8), пещера посещалась людьми уже в переходное время от железного века к средневековью.

Фрагменты сосудов орнаментированы тремя рядами оттисков наклонно-поставленной лопаточки и тонкими обмазочными валиками. Подобная керамика в ходе многолетних раскопок пещеры Еленева встречена только в культурных горизонтах железного века и средневековья. Из кострища пещеры Еленева с аналогичной керамикой получена радиоуглеродная дата 1400 ± 50 л.н. (Макаров, Мартынович, Оводов, 2009).

Таким образом, керамику пещеры Волчьи Гроты следует отнести к середине I тыс. н.э. Предварительно, этим же временем следует датировать и весь комплекс разрозненных находок с данного памятника. Среди них обломок каменного орудия (рис. 9), грузило для сети, выполненное на гальке (рис. 10) и костяные изделия. Последние представлены лощилом для снятия бересты с деревьев (рис. 11) и предметом неясного назначения (рис. 12). Аналогичные лощила найдены в пещере Еленева, а также в пещере Тугаринова, расположенной напротив о. Овсянский (Мандрыка, Макаров и др., 1996).

Атрибуция второго костяного изделия вызывает определенные затруднения, т.к. не находит прямых аналогий в известном археологическом материале. Оно отдаленно напоминает костяные стерженьки для крепления к ним рыболовных крючков. Возможно, данное костяное орудие из Волчьих Гротов также связано с рыболовством, тем более, что гальки с противолежащими выбоинами служили в разные эпохи грузилами для сетей.

Изображение
Рис. 8. Фрагменты керамики
Изображение
Рис. 9. Обломок каменного орудия
Изображение
Рис. 10. Каменное грузило
Изображение
Рис. 11. Костяное лощило
Изображение
Рис. 12. Костяной предмет неясного назначения

Подводя итоги, отметим, что археологические памятники в пещерах Столбовского карстово-спелеологического участка, в частности, как и в целом окрестностей Красноярска, в настоящее время изучены чрезвычайно слабо.

Лишь объединение усилий специалистов-смежников на исследовании пещеры Еленева дало ощутимые результаты. За 14 полевых сезонов пещера была всесторонне изучена, что позволило реконструировать природную среду КарауленскоСлизневского участка на протяжении 15 тысяч лет и создать региональную периодизацию археологических культур Красноярского района 10-тысячелетней длительности (Чеха, Андренко и др., 2000).

Данный пример наглядно демонстрирует необходимость создания многолетней программы комплексного исследования наиболее значимых для науки пещер как памятников природы и древней истории региона, где спелеологи и археологи могли бы объединить свои усилия с геологами, палеонтологами, палеогеографами и другими специалистами в области естественных наук.

Литература

Палеолит Енисея. Лиственка: Моногр. / Акимова Е.В., Дроздов Н.И, Лаухин С.А., Чеха В.П. и др:, Под общ. ред. Деревянко А.П. Институт археологии и этнографии СО РАН, КГПУ. — Красноярск: Универс, 2005.

Вдовин А.С., Макаров Н.П., Ямских А.Ф., Зубарева Г.Ю., Усов М.А. Геолого-геоморфологические и археологические особенности стоянки Большая Слизнева на Енисее // Палеоэтнология Сибири. Тезисы докладов. Иркутск: 1990.

Макаров Н.П., Мандрыка П.В. Ямских А.Ф., Ямских Г.Ю. Археологический материал и палеогеография многослойной стоянки Шалунин Бык // Палеогеография Средней Сибири. Вып. 2. Красноярск, 1995.

Карцов В.Г. Материалы к археологии Красноярского края. Государственный музей Приенисейского края. Красноярск, 1929.

Рыгдылон Э.Р. Новая пещера на Среднем Енисее. КСИА, вып. 47. 1952.

Макаров Н.П., Мартынович Н.В., Оводов Н.Д. Пещера Еленева — Многослойный голоценовый памятник на среднем Енисее. Краткие итоги изучения. Пещеры: охрана, история исследований, культура, туризм, современное состояние и перспективы научных исследованиях в пещерах на территории бывшего СССР / Материалы научно-практической конференции. Сб. науч. Тр. — Красноярск, 2009.

Мандрыка П.В., Макаров Н.П., Мартынович Н.В., Оводов Н.Д., Андренко О.В., Чеха В.П. Комплексные исследования пещеры Тугаринова // Древности Приенисейской Сибири, вып.1. Красноярск, 1996.

Чеха В.П., Андренко О.В., Макаров Н.П., Орлова Л.А. Природная среда позднеледниковья и голоцена Красноярского археологического района (по данным изучения пещеры Еленева). Проблемы реконструкции климата и природной среды голоцена и плейстоцена Сибири. Новосибирск, 2000.

Фондовая

Михайлов Б. Предварительный отчет о раскопках в Монастырской пещере. 1/VI. 25. Архив семьи Н.К. Ауэрбах. Л. 1-5.

Мандрыка П.В. Отчет о полевых исследованиях разведочного отряда археологической экспедиции Красноярского краевого музея в Емельяновском, Большемуртинском, Казачинском и Енисейском районах Краснояркого края в 1989 г. Архив Института археологии РАН. р.1, № 13869.

Терехов А.С. Отчет об археологических исследованиях в Пировском и Енисейском районах Красноярского края, а также в окрестностях Красноярска и Лесосибирска в 2002 г. Красноярск — 2002 г.