Мазохисты на юге

Год публикации:
2009
Источник:
Карстовый бюллетень 9, Красноярск

Антипов Сергей Иосифович

Родился в Красноярске в 1966. Образование среднее. Закончил Суриковскую художественную школу (художник-оформитель). Профессия – бич. Работаю в строительной сфере – руковожу бригадами высотников. Спелеологией увлекся в 16 лет.

Орловский Игорь Сергеевич

Родился в Красноярске в 1970 г. Образование среднее. Занимаюсь отделкой квартир. Пещерами увлекся в 19 лет. С 22-х лет пристрастился к подземным копкам.

Прохоров Виктор Владимирович

Родился в Красноярске в 1967. Образование высшее. Закончил Красноярский Политехнический институт. Профессия – анархопанк. Работаю инженером автоматики. На спелеологию забил в 37-м.

Какие бы причины людей под землю не затягивали, они туда упорно лезли и искали продолжение подземных обителей.

Входная часть пещеры Большая Орешная издавна была известна местным жителям. В 1964 году М.Н. Добровольский и Р.А. Цыкин составили первую карту – на ней значилось 240 м ходов. В ноябре 1968 года С.Н. Борисов проник за калибровку Сквознячок, раскопав глину и разобрав каменный завал. Притом раскапывал он не только сам Сквознячок, но и подкоп к нему – это где-то метров десять. И Орешка выросла до 18 километров. Благодаря целой плеяде копателей в 1991 году А.С. Медведев отснял в Орешке уже 43470 метров ходов. Но кое-что он пропустил. Например, второй этаж над Грандиозным.

Далее будет идти речь о трио "Мазохист" (Антипов, Прохоров, Баринов) и их помощниках, о копаниях в Орешке и значительных первопрохождениях, преимущественно в Южной системе.

Калибровка Дуло – соединение хода Трубочистов с Молочной системой. Заметили ветер в гроте Склеп ещё давно. Ходит слух, что вдохновителем копки явился известный спелеолог Ларионов – тот самый, что открыл Ларионовскую систему в Торгаше. А взялись продираться через слой глины с камнями новосибирец Булычёв со своей компанией и Глюк (Щербаков Василий Кузьмич) со своей. Копали много лет, потихоньку-помаленьку. И вот впереди показалось расширение. Осталось сделать последний рывок.

В январе или феврале 1990 года прибыл в Орешку ученик Глюка в области пещерных копок Антипыч, а с ним Прохор и спелеосекция Политехов.

Ну, сами понимаете, что значит копать большой толпой десятиметровую несусветную узость – многие оказались просто лишними. И в самом-самом конце работы Политехи ушли. А Прохор с Антипом, изнурённые тяжёлым трудом и многочасовым лежанием в калибре на ветру, вползли в новую систему вдвоём. Под ногами – камни. Но стены… изумительно белые и пушистые благодаря известковому налёту. Словно увешанные белоснежными коврами тонкой ручной работы. Зрелище дивное и феерическое! А в центре одного из гротов – как будто сугроб. Так этот грот и окрестили – Сугроб. Лет через десять стены постепенно стали приобретать коричневый цвет и терять былую красоту. Но тогда…

Антипыч и Прохор двигались по ветру и упёрлись в новую узость – калибру Катетер. Немного разгребли камни – вроде, протиснуться можно. Если впереди находилась какая-либо мерзость, то хитрый Антипов обычно загонял в неё Прохора. Так и на этот раз. Преодолев эту изумительную узость (вскоре Глюк её расширил), Прохор увидел… ржавые батарейки и след сапог. Как? Неужели здесь кто-то был?.. Пролез и Антипыч. Пошёл вниз – нашёл лопату и кости. Прохор двинулся вверх – корни деревьев, ночное небо. Второй вход в Орешку!

1991 год. Прохор и Антипыч в Сибирской системе за гротом Эльдорадо обнаружили новое пространство, которое назвали в свою честь гротом Мазохистов. Ничего не копали – просто до них никто не удосужился заглянуть в шклевотину, залитую толстым слоем известкового молока. Прохор прополз и… вступил на нехоженую глину.

В следующий выход Антипов Прохора не взял, пошёл вдвоем с Выродком (Олегом Миллером – сыном известнейшего спелеолога Виталия Евгеньевича Михеева). Долго ли, коротко ли копали они грот Мазохистов, но со вторым входом в пещеру его соединили.

1 мая 1991 года в пещеру Большая Орешная прибыл дуэт "Мазохист" в составе Антипова Сергея и Прохорова Виктора, а с ними подруга Прохора Анюта и трое художников.

Решили погулять на юге. Дошли до 23-го репера. И тут "мазохистам" взбрендило в голову протиснуться через вертикальное очко и заползти в ход с поэтическим названием Бахчисарайкая Канализация – высота хода сантиметров 40, внизу полноводный ручей.

Задумано – сделано. Сняли из-под комбезов всё тряпье и занырнули в ледяную воду. Помимо ручья прошли три полусифона.

Воистину мазохисты! Прохор уполз вперёд, а Антип заглянул в правое ответвление – ход, но слишком узкий. Минут за десять, одними верхонками раскопал глину и выполз в большую систему ходов. Следом за ним устремился Прохор, расширяя проход под свои габариты (которые у него чуть-чуть пошире миниатюрных антиповских).

Новую часть пещеры назвали Мазодром. Это – самый-самый юг Южной системы.

Что обычно делают люди на юге? Лежат на пляже около воды. Вот и в Мазодроме редко где можно подняться в полный рост. И имеется вода. В виде ручья, весело журчащего в каменном русле.

Итак, перед первопроходцами раскинулись конгломератные просторы, покрытые пушистой глиной. Словно свежевыпавший снег. Земля, на которой не бывал никто из людей. Сердца наполнились феерической музыкой, исполняемой на никому неизвестных инструментах. И дивными мелодиями переливающейся тишины…

Сегодня Мрак и Тишина
В подземно-внеземном соборе
Венчаются… Отражена
Слеза небес в пещерном взоре…

Названия давали истинно неформальные: гроты М, Зомби, Тыр-тыр, Амёба, Пьяных художников, Склероз, Звуки Му, Смачный, Анютины слезки, Саламандра, Серпентарий, Банкетный, Прогулочный, Подвенечный наряд, галерея Фреди Крюгера, труба Диссонанс, ход Шести крокодилов, потому что их было шестеро: Антип, Прохор, Анюта и три художника.

Первопроходцам так вскружила голову новая система, что они совершенно позабыли о художниках и Анютке, куковавших у 23-го репера. Два часа шкрябались по калибрам и шклевотинам, обследуя многочисленные тупички. Хотя под комбезами у них не было почти никакой одежды! И антиповский фонарь стал бычком, а прохоровский – вовсе сдох.

А что делать бедным художникам? Анюта распсиховалась не на шутку, а мужчины стали лепить из глины фаллосы и складировать их в кучку. К приходу Антипыча с Прохором оная кучка имела весьма внушительные размеры.

Зачем так много? Чтобы метить ими путь для выхода из Южной системы, блуждать по которой предполагали очень долго.

Когда отдохнули на базе в Отеле, то устроили по поводу открытия новой системы торжественный банкет. В гроте Банкетный в Мазодроме.

И составили грубую топосъёмку. Прохор всегда ходил по Орешке с компасом, чтобы определять перспективные разломы, к тому же у них имелся двухметровый репик.

А художники принялись создавать из глины разные произведения искусства.

Но не весь Мазодром открылся сразу. Кое-что мы откопали через несколько лет. Например, гроты Монумент, Гоблинов. В маленьком гротике перед Монументом какой-то голодающий вылепил буквы: “Сладкоежка”. А И.Орловский, отлынивая от тяжёлых копательных работ, создавал из глины разные сладости: шоколадку, фрукты в вазе и пр.

Под Рождество 1992 года в Мазодром прибыла большая толпа: Антип, Прохор, Шерп, Миша Шапиро, Серёга Савин, Шура Молоков и, кажется, был и Загвоздкин Слава. Проползли по Бахчисарайской канализации, которая, к сожалению, зимой не пересыхает, хотя становится менее полноводной, чем весной. Часть народа отправилась исследовать дальние отвилки. А Антипов, Прохоров и Шерп пошли по специальным заначкам, которые раньше указали на топосъёмке, как перспективные. Прохору давно казалось, что Мазодром должен соединяться с Южной системой не только через Бахчисарай. И вот он с Шерпом взялся ковырять это предполагаемое соединение. Антип тем временем дырявил соседний тупичок (очень перспективный!).

Трудились долго. С большим трудом подкапывались под выпиравший из потолка здоровенный камень. Продвинулись вперёд метров на 20-30. Наконец, Прохор выполз в каменную расщелину, протиснулся вперёд, спрыгнул со стеночки и оказался на хорошо утоптанной глине. Пораскинул мозгами, куда бы он мог выпасть… наверное, где-то в районе Амазонок. Пошёл наверх – точно! – Амазонки, Каскадный. Таким вот образом Мазодром соединился с Южной системой сухой калиброй – ходом Рождественский.

Так, вход в Мазодром стал легкодоступным. По этой причине Прохор предложил переименовать его в Минводы. Но народ его не поддержал.

Об открытии системы Мазодром Прохор и Антип сообщили своему другу Артёму Баринову. Тому подвернулся под руку Игорь Орловский. И 10 апреля 1992 года они отправились в Орешку.

Весна в пещере ещё не наступила, поэтому в Бахчисарайской Канализации полусифонов не было, только один ручей омывал животы пилигримов. Через ход Шести Крокодилов заползли в Мазодром и принялись шкрябаться в тех узостях, в которые ещё не успели забуровиться Антипыч с Прохором. Это было очень хорошо видно по следам на глине) И, ничего не копая, открыли новый грот. Игорь слепил из глины ползущего спелика, а Тёма – надпись: “Вперёд-кругом в глину лбом”. Под этим именем грот и попал на карту.

Следующее значительное южное первопрохождение – система Иван Копала. Началось всё с того, что глава Красноярского Краевого Клуба Спелеологов Владимир Плотников решил организовать экспедицию в Орешку. Но вместо планируемой экспедиции собралась околоклубная толпа и отправилась на дегустацию спиртных напитков. Кое-кто расположился около Орешки, кое-кто – внутри. Несколько дней «пинали балду».

Наконец, 7 июля решили выезжать. Проживавшие в Отеле и Сновидениях Прохор, Тёма Баринов и Рогозин Денис Юрьевич (не путать с Рогозиным Денисом Ивановичем!) посмотрели на часы – до начала сборов на землю оставалось три часа.

Что делать? А не пойти ли покопать? Задумано – сделано. Пришли к двадцать третьему реперу, самому двадцать третьему из всех двадцать третьих реперов в мире. Прохор занырнул в одну тупиковую перспективную калибру, Тёма с Денисом – в другую. И буквально за два часа Тёма с Денисом, вооружённые копательными инструментами, прошли сорокаметровую калибру Ползуниха и вышкрябались в новую систему. Позвали Прохора, который ковырял очередной тупик. Зыркнули в лабиринт узких, насквозь проглинянных ходов. Интересно, аж жуть! Но пора на землю.

Свершилось сие знаменательное событие 7 июля 1992 года. Позднее система Ивана Копалы была соединена с гротом Лягушатник Сибирской системы. И воистину мазохистская копка – соединение грота Водопадный с репером 23. В 1992 году начали раскапывать калибру, идущую от двадцать третьего.

Главным копателям-теоретикам – Антипову, Прохорову и Баринову – помогали рядовые копатели-трудяги: Шерп, Джой, Полушкин, Орловский и другие.

Что в результате получилось?

Если заходить с обратной стороны, из грота Будильник, то вначале подземному путнику предстоит спуститься по трём отвесам метров 8-10 каждый. Даже зимой по ним бежит вода. Далее надобно проползти по калибре… абсолютно чистой, без единого пятнышка глины. Это потому, что в ней круглый год журчит ручей. Калибра узкая и длинная – метров, где-то так, с полста. После неё – долгожданный грот Водопадный. И из него – наша мазохистская копаная калибра. Грязная, но зато без воды. В насквозь мокром комбезе по ней передвигаешься невероятно быстро. Мы однажды так разогнались, что, пропустив сворот к двадцать третьему, занырнули в калибру Ползуниха и очень скоро оказались в Иване Копале. Насколько тяжко шкрябаться по Ползунихе в сухой одежде, настолько легко скользить в мокрой.

А в заключение мы поведаем вам, как возвращались из Орешки в середине апреля 2002 года.

Случилось так, что несколько спелеогрупп застряло в Шалинском. Ну, сидим, ждём автобуса на Камарчагу. Кто-то зашёл в магазин и купил шашки в пластмассовой коробочке. Игральные шашки, круглые, диаметром как раз с большую батарейку – LR-20 – 1,5 вольта. В те времена обычно делали блоки питания из таких батареек – спаивали две последовательно, две параллельно. И вкручивали в фонарик лампочку на 2,5 вольта. Шашки лежали в коробочке в двух цилиндрических выемках. Вытряхнули их в урну, померили – в каждую выемку-гнездо аккуратно входят две батарейки. Вывод: если купить такие шашки, то батарейки каждый раз паять не нужно – надо только один раз приделать проводки к шашечной коробочке и менять в ней батарейки по мере надобности. Что случилось дальше, догадаться не сложно: спелики выстроились в очередь за прилавком, затарились шашками и выкинули содержимое коробочек в одну единственную привокзальную урну, не засоряя тротуар. Кое-кто из местных жителей, не врубаясь в смысл сего ритуала, покрутил пальцем у виска.